Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

За что мы стоим, чего мы хотим, что будет и чего не будет — Sputnik & Pogrom

За что мы стоим, чего мы хотим, что будет и чего не будет — Sputnik & Pogrom

Что в этом тексте экстремисткого? От чего эти кремлевские пробляди, так возбудились, выражаясь сленгом юристов? Кстати, охранители и присущие им либералы, не говоря уже об "украинцах", тоже все очеь рады преследованию Просвирнина.

Бляди, простите за мой украинский, ага-ага.

Сам подписался бы под каждой буквой. Егор пишет такое почти каждый день, не иначе как обиделись на Аллаха Владимировича. Других вариантов у меня нет.

Копцев

Александр Копцев погиб в колонии

Александр Копцев, осужденный за нападение на прихожан московской синагоги зимой 2006 года, скончался в колонии, где он отбывал наказание. По предварительной информации, Копцев покончил жизнь самоубийством. Факт гибели Копцева подтвердил адвокат потерпевших Виталий Хавкин, сообщает "Эхо Москвы".
Официальных комментариев от представителей ФСИН пока не поступало.

Александр Копцев напал на прихожан столичной синагоги 11 января 2006 года. Вооружившись ножом, он успел ранить десять человек, восемь из них были впоследствии госпитализированы. В итоге Копцев был признан виновным по двум статьям УК РФ - "покушение на убийство" и "разжигание национальной розни". В сентябре 2006 года Мосгорсуд приговорил Копцева к 16 годам колонии строгого режима. В ноябре того же года Верховный суд утвердил этот приговор.

оператор наведения http://westsib.livejournal.com/

Все о Болотной площади, один я о Манежной.

Оригинал взят у emelind в Все о Болотной площади, один я о Манежной.
К годовщине молодежных протестов в Москве.

На площади Манежной-2

Мы наденем чистые одежды
И под крик шального воронья
Встретимся на площади Манежной
Около Кремля.

Мы давно оставили надежды
В доброго царя.
Обжигает нас колючий, снежный
Ветер декабря.

Позади кремлевские мерлоны
Да курантов звон.
В пластиковых панцирях, как клоны,
Ждут бойцы ОМОН.

Скоро в храмах потускнеют фрески
Лики старины,
Зазмеятся всюду арабески
Под напев зурны.

Перед ними ежится планета,
Вся дрожа,
А у нас с собою ни кастета,
Ни ножа.

Но под тонкой курткой сердце грея
Посреди скорбей,
Ты хранишься в фотогалерее
Нокии моей.

Мрачная кирпичная твердыня,
«Космонавтов» строй.
Навсегда зажаты между ними
Мы с тобой.

И ломая елку из Китая,
Чтоб кидать в ментов,
Говорит мне друг: «Воспряла Русь Святая
Ну а ты готов?».

Мы готовы, храбрые фанаты,
Все словно один.
Серафимы ясны и крылаты
Смотрят из-за спин.

Наши жизни - легкие былинки
На полях Руси.
У Непрядвы или у Неглинки
Мать заголосит.

Впереди не жители Кавказа -
Русские менты.
Строем бронированные КРАЗы
Фары их желты.

Все ясней, все неизбежней финиш
Сквозь сигнальный дым.
Никогда меня ты не увидишь
Больше молодым.

Скоро в зимнем загустевшем мраке
Через всю Москву
Повезут нас в черном автозаке
Полюбить тоску.

Отпоют нас синие метели,
Тихий плач Мобил.
Знать Святой Георгий Церетели
Змея не добил.

Если долго чалится на зоне,
Срок я получу,
К чудотворной Иверской иконе
Ты поставь свечу.

И когда под вечер тучей черной
Двинулся ОМОН,
Высветил твой номер телефонный
Нокиа смартфон.